Приветствую Вас Гость!
Понедельник, 26 Июнь 2017, 23:48
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Статьи и очерки

Карты и фотографии

Карты по истории края [29]
Памятники археологии [20]
Фото археологических находок сделанных Кавказской археологической экспедицией в курганах в окрестностях Чернышева в 1984-1988 годах.
Природа [0]
Знакомьтесь - наш хутор [80]
История хутора в фотографиях [0]
Копии архивных документов по павшим в 1941-45 гг. [23]
Донесения, сводки, похоронки, справки
Пасха Христова 2012 год [9]
Пасхальное богослужение 15..04.2012 г.
65-летие Великой Победы [30]
9 мая 2010 года.
Перезахоронение останков Неизвестного солдата [30]
8 мая 2012 г.
Эхо войны [11]
Раскопки на месте гибели красноармейца в урочище Переправа 2-3 октября 2011 года
Открытие памятного знака Неизвестному солдату 8.05.2013 [35]
70-летие Великой Победы [40]
Акция "Бессмертный полк" 9.05.2015 г.

Друзья сайта

Кнопка сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 99

Форма входа

Статистика сайта

Поиск

Календарь

Праздники России

В стране и мире

Новости Адыгеи

Статьи и очерки

Главная » Статьи » История хутора » История хутора

Три дня в черном августе
Много написано о захвате Майкопа и боях в горах и у нас в регионе. В оборот введены новые источники по истории того периода. Среди авторов, освещавших события августа 1942 года, можно назвать военного историка Х.Сиджаха, историков Е.Малышеву, Е.Кринко, публицистов Е.Салова, И.Бормотова и других.

Но есть в истории войны этого периода и малоизвестные страницы, крайне мало сохранилось документальных свидетельств о боях наших войск на подступах к Майкопу, да и воспоминания участников тех событий скупы и немногочисленны. Причина этого, вероятнее всего, в скорости отступления наших войск от захваченного 6 августа Армавира. Уже 9 августа, всего через три дня, немцы заняли Майкоп и Белореченскую. А ведь эти три дня вместили в себя очень много: и героизм отдельных подразделений и бойцов, и нерешительность, неумение офицеров выполнять боевые задачи, стремительное отступление и яростные контратаки. В междуречье Лабы и Белой, в предгорной степи разворачивалась тогда трагедия многострадальной 12-й советской армии. Эта трагедия долго была белым пятном в истории обороны Кавказа, и даже ее бывший командующий Маршал Советского Союза Г.Гречко в своих мемуарах освещает этот короткий период довольно скупо, уделив ему всего несколько строк. Да, были и просчеты, но были и мужество, героизм воинов этой армии и других наших подразделений, с трудом избежавших окружения на пути противника к Туапсе. И мы не вправе забывать об этих солдатах, порой ценой своей жизни задерживавших противника на несколько часов у степной балки или на окраине хутора.

В историографию войны этого периода прочно вошло наименование Армавиро-Майкопской оборонительной операции. Но все дело в том, что такой операции... фактически не было. Оборонительные операции предполагают закрепление на оборонительных рубежах, подготовку тыловых плацдармов. На все это у советского командования времени просто не было: войска отступали непрерывно, пока не уперлись в предгорья, а фронт не сократился до нескольких десятков километров.

Со 2 по 9 августа штабу Северо-Кавказского фронта пришлось несколько раз менять дислокацию: из Краснодара он переместился в село Новокубанское, оттуда — в Белореченскую, затем в поселок Хадыженский, село Георгиевское и, наконец, в район Туапсе. Высокие темпы отступления в определенной степени объясняются опасением попасть в окружение, однако в этих условиях командование нередко попросту теряло управление войсками.

В ходе дальнейших боевых действий между частями Донской и Приморской групп возник стокилометровый разрыв, в результате наступление войск вермахта на Кубань стало развиваться по двум направлениям. С севера на Краснодар продвигалась 17-я армия Руоффа, которой противостояли части 18-й и 56-й армий, понесшие тяжелые потери в предыдущих оборонительных боях и вообще не имевшие танков. Еще хуже оказалась ситуация на востоке и северо-востоке края, откуда в направлении на Армавир, Майкоп и далее на Туапсе наступали танковые и моторизованные дивизии 1-й танковой армии Клейста. Советское командование могло противопоставить им ослабленные части 12-й, 18-й армий и 1-го стрелкового корпуса. В среднем одна дивизия держала оборону на участке в 40 км. Скорость продвижения моторизованной дивизии СС «Викинг» доходила в эти дни до 25 км в сутки.

При этом на направлении главного удара в ходе Армавиро-Майкопской оборонительной операции противник превосходил советские войска в пехоте в 4 раза, в артиллерии — в 10 раз, в авиации — в 7,7 раза, еще большим было его превосходство в танках. 9 августа 1942 г. в Майкопской танковой бригаде осталось всего 3 целых танка. Не получая никаких указаний из-за отсутствия связи, бригада самостоятельно заняла район обороны, зарыв последние танки в землю. Прикрывая направление на Майкоп, она отбила две немецкие атаки и лишь под угрозой окружения отошла. Свою роль в дезорганизацию сопротивления советских войск внесли действия немецких диверсионных отрядов. Небольшой отряд немцев, переодетых в форму солдат НКВД, под командованием лейтенанта Фолькерзама, прибалтийского барона, свободно владевшего русским языком, сумел захватить телеграфную станцию и уничтожить узел связи в Майкопе. Диверсанты распространяли сведения об успешном продвижении танков вермахта и в ряде случаев смогли посеять панику среди оборонявшихся советских солдат. Она охватила не только рядовых, но и некоторых командиров. 12 августа командир 1-го отдельного стрелкового корпуса генерал-майор М.М.Шаповалов добровольно перешел на сторону немцев и уже через два дня обратился к бойцам, командирам и политработникам с призывом сдаваться в плен.

На Майкоп наступали с разных направлений сразу два немецких танковых корпуса — 3-й и 37-й. Первый наступал от Армавира, а второй — от Кропоткина. Если для немецкого командования Майкоп был важным на пути к кавказской нефти, то советское командование в этот период больше интересовала сохранность войск. Нужно было избежать крупных «котлов» до завершения переформирования дивизий. Поэтому выход к Майкопу означал возможность прорыва к побережью Черного моря вдоль железной дороги Армавир — Туапсе. В директиве Ставки ВГК № 170564 от 10 августа 1942 г. командующему Северо-Кавказским фронтом указывалось, что в создавшейся обстановке «самым основным и опасным для Северо-Кавказского фронта и Черноморского побережья в данный момент является направление от Майкопа на Туапсе». Для предотвращения прорыва противника к Туапсе на майкопско-туапсинское направление были рокированы 18-я армия генерал-лейтенанта Ф.В.Камкова и 17-й кавалерийский корпус.

Основную тяжесть наступления немцев в междуречье Лабы и Белой приняли на себя подразделения 12-й армии. Немцы прорвали фронт уже 6 августа. На пути к Майкопу и Хадыженской преградить путь им могли только 31-я стрелковая и 9-я моторизованная дивизии. Остальные подразделения увязли в коротких ожесточенных боях на рубеже реки Лабы: 353-я, 395-я, 318-я , 261-я стрелковые дивизии, 81-я отдельная морская стрелковая бригада. Они вели бои за переправы у Некрасовской, Тенгинской, Темиргоевской, прикрывая отход основных сил к Белой. 17-й кавалерийский корпус совершал маневр через Усть-Лабинскую — Дукмасов — Гиагинскую на Лабинскую. Но стремительное наступление немцев вынудило командование корпусом повернуть на Белореченскую. 383-я и 236-я дивизии 18-й армии передислоцировались в тыл отступающим войскам 12-й армии на рубеж реки Белой. Такое спешное решение привело к тому, что эти дивизии уходили на новый рубеж, бросая и уничтожая оружие, боеприпасы, амуницию. Счет шел на часы. Что касается 17-го кавалерийского корпуса, то его 12-я, 13-я, 15-я дивизии рассредоточились по рубежу Белой от хутора Долгогусевского до хутора Прохоровка (находился напротив ст.Ханской).
В ночь на 10 августа Майкоп оставила 31-я стрелковая дивизия. За Белую разрозненными группами, периодически ввязываясь в короткие бои с немцами, отступали остатки 113-й и 139-й бригад, два полка 261-й дивизии, часть дивизионов 809-го артполка. Разрозненно отходили роты Урюпинского военного училища и 115 укрепрайона. Такое хаотичное отступление приводило к тому, что фронта, по сути, уже не было: морские пехотинцы 81-й бригады вели бои у Уляпа и Чернышева, а в глубоком, казалось бы, тылу немцы уже входили в Майкоп. А если добавить сюда колонны беженцев, то картина будет ужасной. Например, жестокой бомбардировке с воздуха подверглись беженцы, переправлявшиеся у станицы Воздвиженской через Лабу, южнее, в районе хутора Мамацев, передовые части батальона «Нордланд» столкнулись с практически безоружными бойцами сводного отряда Белостокского погрануправления. С ними были и несколько десятков беженцев — в основном жены и дети офицеров. Немцы за несколько десятков минут уничтожили из танков и пулеметов 107 человек.

Вопреки предположениям советского командования о планах окружить войска Северо-Кавказского фронта ударом на Туапсе, 1-я танковая армия основными силами ушла с этого направления, развернувшись на захват остальной кавказской нефти — на Владикавказ и Грозный. По захваченному мосту через Белую в Майкопе 12 августа прошагали пехотинцы, наступавшие по следам танков на левом фланге 17-й немецкой армии. 37-й танковый (198-я пехотная дивизия, словацкая моторизованная дивизия и «Викинг») и 34-й армейский (97-я и 101-я легкопехотные дивизии) безуспешно пытались пробиться в Туапсе примерно неделю. К 17-18 августа 1942 г. бои на этом направлении затихли. Начиналась Туапсинская оборонительная операция. Обескровленная в боях 12-я армия приказом от 19 сентября 1942 года была расформирована. Основная тяжесть боев под Хадыженской и Туапсе, оборона перевалов в верховьях Белой, Уруштена и Лабы легли на 18-ю и 46-ю армии.

Александр ДАНИЛЬЧЕНКО.
Категория: История хутора | Добавил: Vodanaleks (05 Апрель 2013)
Просмотров: 2963 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar